Триста лет гонений (краткий очерк истории старообрядчества в России)

История России знает много полузабытых страниц. Одна из них связана с судьбой страообрядчества и может рассказать о почти трехсотлетнем противостоянии огромной массы простого народа тоталитарному государству.

В дореволюционное время историки уделяли большое внимание этому феномену. Основной материал был собран такими видными исследователями, как А.П. Щапов и П.И. Мельников-Печерский. Однако в наше время отнюдь не эти труды, выпускаемые, к сожалению, малыми тиражами, и даже не работы таких интересных советских исследователей, как Н.Н. Покровский, формируют знания большой массы людей об истории нашего государства. Их формируют школьные и вузовские учебники, где тема старообрядчества или совсем не упоминается, или раскрыта весьма слабо. Поэтому, на наш взгляд, просто необходимо популярно рассказать о русском старообрядчестве на разных этапах его развития.


Первый раскол русского общества

Для начала вспомним своеобразную культурно-историческую ситуацию, сложившуюся на Руси к периоду церковных преобразований Патриарха Никона.

Со времен Ивана Грозного и даже раньше на Руси усиливается тенденция к определенной культурной самоизоляции. Сказывалось то, что Русь в этот период осталась единственным независимым православным государством. Сказывалось и то, что события конца ХVI - начала ХVII веков, Смутного времени, породили политическое неприятие западноевропейской цивилизации и, прежде всего, отторжение иноземных верований и идеалов.

Однако сама русская жизнь в эпоху первых Романовых требовала перемен в разных областях общественной жизни и, в том числе, в жизни церковной, где необходимо было привести к единообразию обрядовую практику. В связи с этим возникло несколько вариантов церковной реформы.

Первоначально всеми просвещенными кругами российского общества рассматривался практически один путь - путь, продолжавший линию Стоглавого Собора 1550 года, на котором была закреплена северорусская традиция православия. Именно так мыслили церковные преобразования представители “Кружка древлего благочестия”, сложившегося при дворе молодого царя Алексея Михайловича. В “Кружок” входили духовник царя Стефан Ванифатьев, будущий Патриарх Никон, протопоп Аввакум, боярин Ртищев и ряд других деятелей.

Кода умер Патриарх Иосиф, придерживавшийся таких же взглядов, на патриарший престол избирается Никон. И все его будущие противники одобряют такой выбор. Примечательно, что основные противники - Никон и Аввакум - росли в детстве вместе в соседних селах на берегах Волги, неподалеку от Нижнего Новгорода.

Личные качества Патриарха Никона во многом определили и стиль, и характер, и последствия церковной реформы. Он был крутого нрава и чрезвычайно самонадеянный. Отсюда и берут свое начало некоторые особенности преобразований Никона. Во-первых, он отбросил принцип соборности при принятии решений. До него все масштабные изменения проводились в жизнь согласно Соборным постановлениям, утверждаемым высшими иерархами церкви. Никон же начал проводить реформу самостоятельно. Во-вторых, Никон шаг за шагом, все более радикально отходил от прежних представлений о необходимых изменениях в Русской Православной церкви. От тех представлений, что формировались в рамках “Кружка древлего благочестия”.

Прежде всего, Патриарх во многом отходит от традиции Древней Руси, закрепленной на Стоглавом Соборе и касающейся основных церковных обрядов. Никон берет за основу новогреческую традицию.

Как известно, православие пришло на Русь из Греции. Но несколько веков почти изолированного развития двух православных церквей - русской и греческой - привели к тому, что в ХVII веке на Руси утвердилась одна обрядовая традиция, а у греков - другая. И отличия были довольно существенными.

Почему же Никон остановил свой выбор на новогреческой традиции? По-видимому, сказалось следующее обстоятельство. Еще в начале предыдущего столетия на Руси появляется и крепнет убеждение в том, что “Москва - это третий Рим”, то есть последний оплот истинного православия. Таким образом зарождается идея о Москве как центре всемирного православия, где под скипетром московского царя должны объединиться все православные народы.

Реформа Никона и делалась с тем расчетом, чтобы объединить одной верой все православные народы - Украины, части Молдо-Влахии, южных славянских стран и Греции. Москва, в качестве наследницы Рима и Византии, должна стать во главе.

Крутой никонианский поворот вызвал яростное неприятие в народе. Современному человеку не всегда ясны мотивы этого стойкого сопротивления. Ведь дело касалось, порой, отдельных букв Священного Писания и некоторых жестов. Так, двуперстное знамение было заменено трехперстным, сугубая (двойная) аллилуйя - трегубой, имя Исус - на Иисус, хождение во время службы “по солнцу” - на противоположное. Помимо восьмиконечного креста разрешалось употреблять иные формы, вводилось многоголосие в церковном пении, изменялся способ изготовления просфор, в символе веры заменялась одна буква.

Чтобы понять староверов, надо учитывать особенности средневекового мышления, которое все было проникнуто глубоким религиозным чувством. Причем вера держалась именно за счет внешних атрибутов богослужения и обрядов, скрупулезному соблюдению которых уделялось основное внимание при всех церковных переменах, предшествовавших реформе Никона. Потому-то народ в изменении обрядов увидел искажение веры.

Кроме этого, никонианская реформа и методы ее проведения носили прямо провокационный характер. Чего стоило, например, возведение резиденции Патриарха с претенциозным названием “Новый Иерусалим”. Подобные действия напрямую вписывались в апокалиптическое описание пришествия антихриста. Воцарившийся “князь Тьмы” должен был построить новый Иерусалим и провозгласить себя Христом.

Отрицательно воспринималось и самоуправство Никона, доходящее до рукоприкладства в отношении противостоящих ему священнослужителей.

Сопротивление никонианским начинаниям сразу после выхода новых исправленных служебников в 1654 году. Правда, первоначально движение староверов было немногочисленным, ограничиваясь всего несколькими сотнями ревнителей старой веры. Среди них были протопоп Аввакум, священноинок Епифаний, дьякон Федор, Иван Неронов, соловецкие монахи.

Именно эти немногочисленные сторонники старых обрядов противостояли объединенным силам церкви и государства.

Почти сразу все противники никоновых “новин” подверглись репрессиям. Пожалуй, только протопоп Аввакум пострадал в этот период меньше других, поскольку был близок к царице, его знали представители старомосковского боярства. Он был отправлен в ссылку, правда, чрезвычайно тяжелую, но ему не отрезали язык и не отрубили правую руку, как другим.

Аввакум сначала оказался в Тобольске, затем отправился с воеводой Пашковым в Даурию, в Забайкалье. Здесь Аввакум потерял нескольких своих детей. После отставки Никона, когда сторонников старых обрядов на время оставили в покое, протопоп вместе с семьей возвратился в Москву.

Однако период спокойствия длился недолго. Вскоре царь и вселенские патриархи на Соборе 1666 года подтвердили взятый Никоном курс, хотя и осудили русского Патриарха за гордыню. В Соборе приняли участие Патриархи всех православных церквей - Антиохийской, Александрийской, Константинопольской и Иерусалимской.

В том же 1666 году начинается последний этап жизни огнепального протопопа - его многолетняя ссылка в северорусский городок Пустозерск. Здесь он сидел в земляной тюрьме. Здесь, в тяжелейших условиях, Аввакум написал все свои знаменитые произведения: “Житие”, челобитные царю, письма княгине Урусовой, боярыне Морозовой и своим духовным детям. Причем, не имея церковных книг под рукой, он цитировал их по памяти. Писал живым и необычайно красочным языком, понятным и современному читателю.

Репрессии усиливались, но вместе с ними росло и сопротивление. Вскоре начинается знаменитое восьмилетнее восстание Соловецкого монастыря, обитатели которого с самого начала не признали реформ. В этот же период необычайно расширяются социальные рамки движения старообрядцев. В их рядах - часть духовенства и старомосковских боярских родов. В 60-е годы ХVII века к ним присоединяется масса простого люда. Это горожане, посадские люди, крестьяне и казачество.

Рост сторонников старой веры носил лавинообразный характер. Стоило появиться одному проповеднику, как целые слободы и десятки деревень возвращались к старой вере, оказывая, порой, вооруженное сопротивление командам стрельцов, вылавливавшим расколоучителей.

Вскоре старообрядчество пустило корни и в среде московских стрельцов. Одно время, в период знаменитой Хованщины, они были чуть не главной ударной силой староверов.

В чем же заключалась сила притяжения староверия для российских низов? Уже первые идеологи старообрядчества рассматривали реформу Никона как воцарение на земле антихриста. Эсхатология (учение о втором пришествии Христа после воцарения антихриста) была свойственна всему средневековому богословию, как на Руси, так и на Западе. Но в старообрядчестве тема “последних времен” получает наибольший акцент и дальнейшую разработку. Еще первые лидеры староверов ставили вопрос о том, является ли антихристом Патриарх Никон или царь Алексей Михайлович? И сходились на том, что Патриарх и царь - это два “шиша”, рога антихриста, предвещающие его приближение.

В конечном итоге среди староверов утвердилась теория об антихристе духовном, не имевшем персонификации, и постепенно, по частям, захватывавшем Русь.

На конец ХVII - начало ХVIII века пришелся период глубочайших общественных потрясений на Руси, слома всего прежнего, веками закрепленного, жизненного уклада. То была эпоха исчезновения с исторической арены целых социальных пластов, сословий. И, что очень важно, потеря былых свобод, издревле почитаемых в народе.

Это была окончательная победа русского самодержавного государства, растянувшаяся на несколько десятилетий. И величие старообрядческих деятелей в том, что одни из первых они почувствовали и воспротивились наступлению державных интересов на народные вольности, описав это как борьбу против пришествия антихриста на землю. А народ в старообрядчестве видел знамя борьбы не только за свои социальные интересы, но и за прежний жизненный уклад, где было место свободе и определенным социальным гарантиям для простолюдинов.

Прежний мир беспощадно, под корень, вырубался государством, сначала во главе с царем Алексеем Михайловичем, а потом - с императором Петром Первым. Государство вывернуло наизнанку старый мир. Не случайно старообрядцы провозгласили Петра Первого антихристом.

Стоит несколько слов сказать о знаменитых старообрядческих самосожжениях. В первые годы сопротивления они были широко распространены. О самосожжениях бытует представление, прежде всего, благодаря художественной литературе, как об актах безумцев и мракобесов. Причем, якобы петровские солдаты вытаскивали старообрядцев из огня, спасая от мученической смерти. На самом деле ситуация была совершенно иной. Самосожжение было последним шансом доказать правду старой веры и умереть, не сдавшись. Характерным примером может быть Московская гарь в Западной Сибири. Около 1700 крестьян из окрестных сел и деревень по причине утеснения властями собираются в уединенное место и прячутся долгое время. Когда их находят, завязывается трехдневное сражение. Старообрядцы терпят поражение и только тогда совершают массовое самосожжение. Это был акт отчаяния, поскольку захваченных в плен и не отказавшихся от старой веры ждала смерть в пытках на дыбе.


Старообрядческие согласия и толки

С самого начала в движении старообрядцев не было единства. Причиной тому - сам характер протеста и ряд других факторов. Один из важнейших среди них тот, что в рядах сопротивления не оказалось ни одного из высших церковных иерархов. В христианстве епископ, как известно, является лицом, имеющим право посвящать в сан священника. Сначала, правда, с сочувствием к движению старообрядцев, по свидетельству Аввакума, относился епископ Павел Коломенский и даже собирался к нему примкнуть. Но, поразмыслив, предпочел более спокойную жизнь в лоне господствующего церковного направления.

Поэтому у старообрядцев все держалось на авторитете отдельных идеологов движения или, как их называли представители официальной церкви, расколоучителей. Первоначально движение как раз и складывалось из последователей того или иного наставника. А между ними возникали довольно серьезные расхождения.

Кроме того, на формирование движения повлияли две тенденции, связанные с отношением к священству. В центре Руси, еще со времен Андрея Боголюбского, позиции церковной иерархии были необычайно сильны, священник пользовался огромным авторитетом.

На русском Севере ситуация была несколько иной. Здесь крестьяне, пользовавшиеся большими свободами и имевшие богатый опыт самоуправления, фактически сами заведовали церковными делами. Они строили на свои деньги храмы, покупали книги и приглашали священников. Если батюшка плохо знал службу, пьянствовал, сквернословил, тогда крестьяне его прогоняли. Поэтому на русском Севере значительный вес имели не столько священники, сколько грамотные крестьяне, хорошо знавшие Священное Писание и, порой, руководившие религиозной жизнью общин. Дело, может быть, объяснялось и тем, что на Севере небольшие деревни были разбросаны по огромной территории. Далеко не в каждой из них мог служить священник.

Поскольку у старообрядцев не было своего епископа, то по прошествии ряда лет, когда священники стали умирать, встал серьезный вопрос: как быть дальше? И тут свою роль сыграло разное отношение к священству, бытовавшее на Руси. Эти отличия и легли в основу двух главных направлений в старообрядчестве, которые начали оформляться в ХVIII веке.

Наиболее радикально отреагировал на изменение ситуации со священниками русский Север, где образовалось так называемое Поморское согласие. Центром этого согласия стала Выговская пустынь, основанная на берегах Выг-озера братьями Денисовыми (князьями Мышецкими). Сами они не имели священнического сана и, возглавив здешний монастырь (киновию), стали киновиархами. Их трудами была выработана концепция, основанная на том, что с наступлением “последних времен” священство на земле исчезает, “улетает на небо”, а его роль переходит к наставнику - грамотному человеку, совершающему некоторые церковные обряды.

По-иному подошли к проблеме староверческие общины, расположенные в центре и Поволжье. Они не могли столь радикально порывать с церковной организацией и священников из новой никоновской церкви решено было перекрещивать.

В дальнейшем два этих основных направления - поповское (беглопоповское) и беспоповское, продолжали дробиться на различные согласия и еще более мелкие объединения - толки. От беспоповцев Выговской общины еще в ХVIII веке отделяются два толка: федосеевцы и филипповцы. Это было связано с ответом на вопрос: молиться или нет за царя? Раз государство антихристово, то царь, если еще и не антихрист, то его предтеча. Таким образом, основной раздел православной службы - молитва за православного государя - не имела былого основания. Однако прямо отказаться от моления за царя означало войти в открытую конфронтацию с властями, что могло привести к серьезным последствиям.

Основная масса выговцев пошла на компромисс с самодержавным государством и признала моление за царя. Федосеевцы и филипповцы такой компромисс отвергли.

В конце ХVIII века появился один из радикальных старообрядческих толков - бегуны или истинно православные христиане странствующие. Основателем толка выступил беглый солдат Ефимий. Вкратце его учение таково: поскольку в мире воцарился антихрист, то общение с этим миром греховно и потому необходимо “бегати от мира”. Ефимий разработал двучленную схему устройства бегунской общины. Часть ее состояла из собственно странников. Они всю жизнь перемещались по укромным приютам. Другая часть бегунской общины - это пристанодержатели , укрывавшие братьев по вере.

Согласие бегунов никогда не было многочисленным, поскольку вечная война с государством была весьма тяжким уделом. Тем не менее, странники были разбросаны по всей русской земле, перемещавшиеся по сложным тайным маршрутам.

Большие изменения произошли со временем и в беглопоповском согласии. Священников у староверов было немного и на уральских горных заводах, на восточных склонах хребта, в старообрядческих общинах верховодили наставники - грамотные старики, хорошо разбиравшиеся в Священном Писании и пользовавшиеся авторитетом среди единоверцев. Именно здесь, на восточных склонах Уральского хребта, уже в конце ХVIII века начало складываться Часовенное согласие. Его основателем, разработавшем практику наставничества, стал простой крестьянин Мирон Галанин, неоднократно арестовывавшийся и бежавший от царских властей. Свое наименование Часовенное согласие получило от слова “часовня”, то есть храм без священника и алтаря. Наиболее мощные центры этого согласия были на территории нынешней Свердловской области, на горнозаводском Урале и в Сибири. Хотя Часовенное согласие во многом схоже с северорусским беспоповским, между ними существовали некоторые отличия. Главное из них - характер их происхождения.

Окончательно беглоповское согласие раскололось в середине ХIХ века. После длительных поисков за границей православных иерархов, не подверженных тлетворному влиянию никонианства, в селе Белая Криница в Австрии был найден епископ Амвросий. За большие деньги он согласился перейти в старообрядческую церковь и рукополагать для нее священников. Однако не все беглоповцы приняли этот путь, а только “верхи” движения. Они стали называться “австрийцами”. Низовые общины как раз и составили Часовенное беспоповское согласие.

Мы остановились на самых общих отличиях старообрядческих направлений. В действительности ситуация была намного сложнее и драматичнее. Как писал известный исследователь раскола А.П. Щапов, “что н мужик, то толк, что ни баба, то согласие”. Община даже в одной деревне могла разделиться по любому, достаточно второстепенному, признаку. Так, в одной из деревень Вятского края община раскололась на “васинцев” и “ионовцев” по имена мужиков, споривших о том, как правильно класть икону в гроб - вверх ликом или наоборот.


География раскола

В ХVII веке география раскола определялась маршрутами движения первых вероучителей и, кроме того, степенью социальной напряженности в том или ином регионе. Основными территориями распространения старообрядчества стали уезды и волости русского Севера, Москва, Брянские леса, Поволжье, Дон, Урал и Сибирь.

На Урале староверы появились еще в ХVII веке. Они сыграли решающую роль в создании горнозаводской промышленности. Основатели уральского горного дела Татищев и де Геннин писали о том, что без содействия старообрядцев и, в частности, крестьян Шарташа, было невозможно отстроить новый город - Екатеринбург. Именно староверы выполняли многочисленные подряды на поставку леса и других материалов.

Еще в начале ХVIII века начинается старообрядческая эмиграция. Первый массовый исход за пределы Московского царства был связан с поражением известного восстания донского казачества под предводительством Кондратия Булавина. Восстание проходило под знаменем старой веры. Не разгромленные отряды казаков под началом атамана Некрасова сначала ушли на Кубань во владения турецкого султана, а затем - в пределы тогдашней Турции. Там казаки-старообрядцы прожили триста лет, сохранив все обычаи русского народа.

Эмиграция продолжалась долгое время. Уходили в Прибалтику, Польшу, Румынию. Причем, после расширения границ самодержавного российского государства многие староверческие общины вновь оказывались под сенью двуглавого орла.


Старообрядцы и предпринимательство

Несомненна тесная связь старообрядчества и нарождавшегося в России в ХVII- ХVIII веках капиталистического рынка. Парадоксально, но факт: старообрядцы, подвергавшие гонениям, платившие государству “двойной оклад” вместо одной подушной подати - именно они на протяжении двух веков составляли основную массу русских предпринимателей. Гучковы, Морозовы, Рязановы, Зотовы, многие другие русские предприниматели - выходцы из старообрядческих семей.

Староверы на территории России еще в ХVIII веке создали очень разветвленную и оперативную систему кредитования своих единоверцев На Урале и в Западной Сибири почти одни старообрядцы создали кожевенный и салотопенный промыслы, начали добычу золота.

Чем же был вызван успех предпринимательской деятельности старообрядцев? Во-первых, наличием самой старообрядческой общины, которая сплачивала единоверцев и позволяла им быстрее заключать сделки между собой, а так же кредитовать друг друга.

Собственно банковское дело появилось в России только во второй половине ХIХ века, а до этого купцы и крестьяне торговцы были вынуждены прибегать к системе кредитования, не вписывавшейся в официальную структуру. Строилась эта система в основном на личных связях. А у староверов они были чрезвычайно обширны. Например, у знаменитого толка Розгожского кладбища беглопоповцев, возникшего во время чумного бунта в Москве в 1781 году, связи простирались от Балтики до Тихого океана выходя даже за пределы России.

Во-вторых, успех старообрядческого предпринимательства был основан на такой особенности движения, особо подчеркиваемой советскими историками, как возможность эксплуатации единоверцев так, на заводах Демидова в начальный период работало много старообрядцев. В металлургии ХVIII века на одного основного работника приходилось до 15 подсобных. И старовером Демидовым был создан уникальный механизм, когда каждый завод окружался десятками лесных скитов. Его единоверцы скрывавшиеся здесь от властей, выполняли многочисленные вспомогательный работы.

Третий фактор характерный, скажем, для филипповцев и федосеевцев заключался в отсутствии у этих толков законного брака. Безбрачное направление в беспоповстве позволяло довольно быстро накапливать капиталы, поскольку не было наследников и деньги оседали в общине.

Но, на наш взгляд, не эти факторы были главными в успешной предпринимательской деятельности староверов. Гораздо важнее то, что движение не признавало официальной структуры государства, его бюрократических порядков. Кроме того, огромную роль сыграла высокая образованность старообрядцев по сравнению с основной массой населения Руси. Ведь каждому из них приходилось лично заниматься вопросами веры, не полагаясь на церковь и священников. Значит надо было уметь читать Псалтырь, Часовник, молитвенник, писать каноны, развиваться в догматике. А в зрелом возрасте наступал следующий этап, когда переписывались сборники составленные не только из собственно старообрядческих писаний, но и произведений древнерусской литературы, многие из которых, кстати, дошли до сегодняшних дней только благодаря усилиям старообрядцев. Все это вместе взятое увеличивало интеллектуальный потенциал староверов. Помимо прочего, не маловажным фактором успеха на ниве предпринимательства был основанный на “Домострое” порядок семейной жизни старообрядцев.

Правда, ситуация существенно меняется в первой половине ХIХ века. Старообрядчество помогало предпринимателям первого поколения при сравнительно небольшом капитале, пока это было не заметно для государства. Когда же речь шла о значительных состояниях, старая вера становилась помехой.

Поэтому печальный для самих старообрядцев факт, но вполне закономерный: второе и третье поколения русских купцов-старообрядцев стремились перейти в никонианство или найти компромисс с ним. Так, семейство Демидовых в третьем поколении отказалось от прежней веры, а екатеринбургский купец Рязанов попробовал найти компромисс между старообрядчеством и официальной церковью, предложив концепцию единоверия. Эта концепция выдвинутая Рязановым и другими екатеринбургскими купцами, была высказана Александру Первому при посещении Екатеринбурга. Но проводить в жизнь единоверие довелось Николаю Первому.


В поисках компромисса

Идея единоверия заключалась в том, что старообрядчество присоединяется к господствующей православной церкви, получает от нее священников и подчиняется контролю со стороны государства. Однако служба совершается по старым книгам и обрядам. Между прочим, именно история с единоверием, его внедрением и постепенным отмиранием, свидетельствует, что крестьяне боролись не столько за старые обряды, сколько за свободу вероисповедания и против тотального контроля и слежки со стороны самодержавного государства.

Единоверие нашло неожиданную поддержку у Николая Первого и он начал осуществлять его по-николаевски, то есть силой. С 1836 году по всей России прокатилась волна типичных бюрократических самоуправств. Закрывались все старообрядческие храмы, часовни, молельни и превращались в единоверческие церкви. События разворачивались драматически. В частности в Нижнем Тагиле огромная толпа - более трех тысяч человек - в течение суток защищало свою часовню от солдат. Только с прибытием казаков и пожарной команды поливавших людей водой из шлангов на морозе, удалось ворваться в часовню и ее опечатать. Подобные события происходили по всей стране. Были закрыты Рогожское кладбище в Москве, Иргизские монастыри на Волге, Выговская пустынь.

Несмотря на такие репрессии большинство старообрядческих общин выжило и продолжало развиваться. Единоверие же, навязанное силой практически исчезло, как только после смерти Николая Первого наметились некоторые послабления.

Уже в конце ХIХ века гонения на староверов не носили прежнего жестокого характера. Их не пытали и не казнили. Только конфисковывали книги, а самих приверженцев старой веры сажали в кутузку и штрафовали.

В конечном итоге грозная война государства против собственного народа завершилась только в начале ХХ века. В апреле 1905 года было принято законодательное решение о свободе вероисповедания. И до 1917 года старообрядцы жили более или менее спокойно.


“Последние времена...”

Первая мировая война, революция и гражданская война не могли не оставить свой кровавый след на движении старообрядцев. Староверы служили в армии, принимали сторону и красных, и белых. На движении сказалась общая тенденция к расколу русского общества на два противоборствующих лагеря.

Верхушка старообрядческих общин, состоящая из зажиточных купцов, крестьян и ремесленников, не могла, по вполне понятным причинам, принять большевистскую власть. Да и в целом большинство староверов, в среде которых было мало бедноты, выступало против коммунистов. Однако старообрядцы попали под мобилизацию в Красную армию. А кое-кто вступал в ее ряды сознательно, клюнув не только на щедрые посулы большевиков, но и увидев в стане белого движения огромную часть прежней самодержавной России, государственная машина которой не одну сотню лет жестоко искореняла старую веру.

В годы нэпа для староверов наступила новая непродолжительная передышка. А потом вновь наступили необычайно суровые времена. Впрочем, как и для Русской Православной церкви. Хотя, судя по современному положению, Русская Православная церковь смогла сохранить свои структуры благодаря стройной организации, действующим учебным заведениям, монастырям. О старообрядчестве этого сказать нельзя.

В советское время движение старообрядцев понесло невосполнимые потери. Сначала была уничтожена самая инициативная часть - купцы и зажиточные крестьяне. В 30-х годах удары советского государства обрушились и на простых общинников.

Все годы Советской власти проводилось целенаправленное уничтожение староверческой интеллигенции - наставников, грамотеев, авторитетных крестьян, владевших целыми библиотеками старинных книг и писавших собственные сочинения. Причем, если царское правительство не могло до конца уничтожить интеллектуальный цвет движения, поскольку не могло проникнуть внутрь общины и блокировать взаимопомощь единоверцев, то в эпоху тоталитарного советского государства все входы и выходы из общины были перекрыты. Поэтому практически каждый грамотный мужчина, родившийся в 10-20-х годах нынешнего века прошел через сталинские лагеря. Некоторым повезло и, отсидев 15-20 лет, они возвратились в родные места.

Помимо прочих причин особый интересов правоохранительных органов к старообрядчеству объяснялся тем, что оно представляло “островок” свободомыслия, обитатели которого на протяжении нескольких веков истово боролись за свои идеалы и убеждения. Такой мощный, укорененный древней традицией, протест всегда мог быть обращен против большевиков. Заметим, что на Урале старообрядцы объявили Сталина антихристом, отреагировав таким образом на фактическое обожествление советского вождя.

Таким образом советские гонители старообрядцев фактически продолжили давнее дело самодержавия. Эстафетную палочку, выпавшую из рук царской охранки и воинских команд, ловко подхватили сотрудники ГПУ и НКВД. У А.И. Солженицына в “Архипелаге ГУЛАГ” есть эпизод, связанный со старообрядческой общиной из Восточной Сибири, которая после войны была обнаружена в таежных дебрях и уничтожена. Самое интересное в том, что эти старообрядцы - с Урала, из Часовенного согласия. Они двинулись на восток еще в ХVIII веке. Именно в их среде было написано такое известное историкам сочинение, как “Родословие уральских часовенных”. Чудом уцелевшие в сталинских лагерях старообрядцы продолжили свое повествование о гонениях, описав страшные советские годы.

К началу 90-х годов ХХ века движение старообрядцев оказалось в тяжелом положении. Политика советского государства по отношению к старообрядцам на территории СССР в границах 1939 года явилась основной причиной того, что главные центры движения и крупные библиотеки, не считая Москвы, оказались в Прибалтике. Ведь она была присоединена к Советскому Союзу только в 1940 году и массовых истреблений староверов там не было. Помимо репрессий сказалось общее государственное давление, когда детей отдавали в светские общеобразовательные школы, а взрослые круглосуточно работали. Огромная часть древней старорусской традиции была постепенно утрачена, не говоря уже об отправлении старообрядческого культа. Многие староверы не знают, к какому они принадлежат согласию. И даже могут преспокойно прийти молиться в обычный храм Русской Православной церкви.

Если говорить о современной численности движения, то оно весьма заметно сузилось. Так, в начале ХХ столетия на праздники в знаменитом святом месте - на Веселых горах около Черноисточинска - собиралось до 12 тысяч человек, а в начале 90-х годов - всего несколько сотен.

В последние годы советские исследователи сделали многое для изучения и сохранения богатейшего культурного наследия русского старообрядчества. Однако даже самоотверженное служение благородному делу сохранения древней русской культуры помогает лишь собрать относительно полный “музей” старообрядчества. Каким образом можно сохранить и восполнить тяжелейшие потери живого движения - вот, пожалуй, вопрос, на который трудно дать достойный ответ!


English Articles

Новое на сайте

Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109 Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109 Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109 Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109 Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109 Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109 Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109 Warning: Creating default object from empty value in /home/pge8q6mw/public_html/pravoslavie.be/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109

(c) S/I 2009-2012 Joomla v.1.5.26